Институт Открытия Способностей 

 

Вадим Мазаев

ЭМИЛЬ ЧОРАН: ФИЛОСОФ-ПЕССИМИСТ И АНТИНАТАЛИСТ

 

Антинатализм – это доктрина, согласно которой следует отказаться от рождения детей, поскольку жизнь человека наполнена страданиями и всегда заканчивается смертью. Можно было бы полагать, что антинаталистами становятся лишь люди, которых всерьез прижало, например, безнадежно больные. Один из примеров такого рода — разбитый параличом немецкий поэт Генрих Гейне. Тем не менее можно найти примеры философов-антинаталистов и пессимистов, которые стали таковыми не по причине отягощенности болезнями. Пессимизм таких лиц является результатом чувствительности к экзистенциальным проблемам и объективной оценки жизни, их способности видеть эту жизнь такой, какая она есть на самом деле. Помимо Артура Шопенгауэра таким человеком был французско-румынский философ Эмиль Чоран.

Чоран родился в 1911 в селе Решинари, находящимся в Трансильвании (Австро-Венгрия) в семье православного румынского священника. В 1921 году в десятилетнем возрасте отец отвез его поступать в лицей в городок Сибиу. Как потом вспоминал сам Чоран, всю дорогу он плакал. Ему казалось, что райское существование в родном селе закончилось. Он жил всего в нескольких километрах от родной деревни, но ему кажется, что он находился далеко в изгнании.

В годы учебы в лицее Чоран любил после полуночи выходить из дому и бродить по ночным улочкам, где были только он и тишина. В это время он передумал многое из того, что написал позже. В интервью немецкому журналисту Михаэлю Якобу Чоран заметил:

“…В Сибиу я пережил свою главную драму, она потом длилась много лет и оставила во мне след на всю жизнь. Все, что я позднее написал, придумал, развил, все мои метания уходят корнями в ту драму” (http://bookworm-quotes.blogspot.com/2018/09/cioran-from-interview-1986.html).

На него часто находили приступы тоски и бессонницы. Чоран позднее утверждал, что именно благодаря этим бессонным ночам сложился его взгляд на мир.

После окончания лицея в 1928 году Чоран поступает в Бухарестский университет на факультет филологии и философии. Там он сблизился с Мирча Элиаде и Эженом Ионеско. Первый оказался впоследствии известным в Европе, как философ и религиовед, второй — как драматург, разрабатывающий тему абсурда жизни. Все они входят в существующий при факультете философский кружок “Критериеон”. Дипломная работа Чорана была посвящена философии Анри Бергсона, и она получила особое одобрение университетской комиссии.

Во время учебы в университете Чоран испытал сильное влияние немецкого философского пессимизма и “философии жизни”. Публицистическую деятельность Чоран начал в 1932 году. В своей публицистике Чоран проявлял симпатию к румынскому национализму, итальянскому фашизму и немецкому национал-социализму. Судя по всему, ему было стыдился своей родины, которая казалась ему отсталой в культурном и экономическом смыслах по сравнении с Европой. Чоран искал какой-то выход. Он мечтал о Румынии с численностью населения как в Китае и культурой как во Франции.

Определенный интерес у него вызвал также советский эксперимент. Чоран восхищался Владимиром Лениным. Его впечатлял также проект индустриализации и масштабных социальных преобразований, осуществленный в России при Иосифе Сталине. И все же он тяготел скорее к национализму. Он стал апологетом профашистской румынской организации “Железная гвардия”. Чоран был лично знаком с вождем этой организации Корнелиу Кодряну. На одной из фотографии, размещенной в Сети, они вместе позируют облаченные в военную униформу. 

“Железная гвардия” участвовала в еврейских погромах и поддерживала Румынскую Православную Церковь. Добавлю к этому, что апологетом “Железной гвардии” был другой румынский интеллектуал — Мирча Элиаде. Что же касается Чорана, то он был готов пожертвовать даже свободой и правами человека, лишь бы Румыния вырвалась из своего унылого состояния. Он надеялся на приход харизматичного вождя. 

В 1933 - 1934 годах по стипендии Фонда Гумбольдта Чоран учится в Берлинском и Мюнхенском университетах. В этот период он много читал — Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше, Людвига Клагеса, Георга Зиммеля, Анри Бергсона, Освальда Шпенглера, Серена Кьеркегора, а также наших соотечественников — Федора Достоевского, Василия Розанова и Льва Шестова. Чоран при этом имел возможность общаться с двумя немецкими философами-классиками — Людвигом Клагесом и Николаем Гартманом. Чоран изучает также восточную философию, а именно Лао-Цзы и буддизм. Кроме того, он продолжает писать. Первая его книга, вышедшая в Румынии в 1934 году, называлась “На вершинах отчаяния”. В интервью немецкому журналисту Михаэлю Якобу Чоран признался, что этот период жизни его посещали мысли о самоубийстве, и книга “На вершинах отчаяния” была написана как завещание молодого философа.

При этом не стоит скрывать того, что в тот период своей Чоран с одобрением отзывается о политике Адольфа Гитлера в Германии, который выводил страну из состояния экономической разрухи. И все же уже тогда нацизм стал вызывать у Чорана сомнения. После возвращения в 1935 году Румынию Чоран попадает в армию, и если раньше он с удовольствием позировал в военной униформе, то теперь, когда он оказался в реальной армии, он почувствовал себя в униформе очень неуютно и предпочел от последней как можно скорее избавиться. 

В 1936 Чоран преподает в провинциальном лицее города Брашов. В этот период жизни он читает Шарля Бодлера, Марселя Пруста, французских моралистов, испанских мистиков, но больше всего — Уильяма Шекспира и опять же Федора Достоевского. В 1936 году Чоран публикует сборник публицистики “Преображение Румынии” и эссеистическую “Книгу искушений”. В 1937 году в бухарестском журнале “Время” Чоран публикует эссе об Адольфе Гитлере под названием “Отказ от свободы”. Кроме того, в 1937 он публикует книгу “Слезы и святые”.

В 1937 по стипендии Института Франции в Бухаресте Чоран уезжает в Париж и посещает семинары по философии в Сорбонне. Однако на какое-то время он предпочитает учебе путешествие по Франции, Испании, Великобритании — пешком и на велосипеде. Тем не менее его не выгнали и дали закончить философское образование. В 1940 году Чоран публикует сборник эссе “Сумерки мысли” и начинает работать над “Бревиарием побежденных”, своей последней книгой на румынском языке. 

В 1941 году Чоран оказывается во Франции в качестве культурного советника румынского посольства. Но продержался он на этом посту всего три месяца и был уволен с формулировкой “за бесполезность”. Годы гитлеровской оккупации Чоран проводит в Париже. После войны Чоран решает остаться во Франции и перейти на французский язык. При этом он полностью порывает с прежним националистическим образом мысли. В 1946 - 1947 годах он занимается переводом на румынский язык стихов французского поэта Стефана Малларме. 

В 1949 году Чоран опубликовал сборник эссе “Трактат о разложении основ”. В этой книге Чоран попытался показать, что история бытия совпадает с историей зла, содержащегося в человеке, а тяга к знаниям и жажда власти ведут к саморазрушению. Согласно его теории, сознание является одним из факторов разрушения души. Он также сообщил, что жизнь полна фанатизма и жестокости, а любая форма правления неизбежно превращается в тиранию. Чоран при этом отрицал моральный прогресс. По-настоящему реальным по мнению Чорана оказывается лишь одно страдание.

В обстановке послевоенного разочарования и отрезвления французских интеллектуалов “Трактат” встретил заинтересованный прием. Рассматривался даже вопрос о премии, но книгу нашли слишком пессимистичной, и кандидатуру Чорана отклонили. В 1960 жюри, в которое входили Андре Жид, Габриэль Марсель, Андре Моруа и другие, пятью голосами против четырех присуждает Чорану премию французского языка писателю-иностранцу (Премия Ривароля) —единственную награду, которую он принимает, чтобы как-то поправить свои имущественные дела. В последующие годы Чоран написал и опубликовал следующие книги:

“Горькие силлогизмы” (1952)

“Соблазн существования” (1956).

“История и утопия” (1960),

“Грехопадение времени” (1964),

“Злой Демиург” (1969).

“Несчастье родиться” (1973),

“Очерк реакционной мысли” (1977),

“Разлад” (1979), 

“Упражнения в славословии” (1986),

“Признания и проклятия” (1987).

 

В книге “Соблазн существования” Чоран пытался преодолеть свой нигилизм. Он утверждал: чтобы существовать — надо во что-то верить. У того, кто открыл в себе нигилистические мысли, это единственная возможность выжить. Нужно отказаться от этих мыслей и воспротивиться своему знанию. Эта книга, таким образом, в сущности, противоречит всему, что проповедовал Чоран до и после.

После смерти Чорана вышли также две книги его заметок - “Одиночество и судьба” (2004) и “Упражнения в отрицании” (2005). Все эти годы Чоран жил в Латинском квартале Парижа в обстановке крайней бедности. Лишь в 1960 году у него появилась скромная квартира из двух крошечных комнат, до этого он жил в номерах самых дешевых гостиниц.

Написанные на французском языке книги афоризмов и эссе Чорана полны разочарования в европейской цивилизации, мрачного скепсиса, неверия в прогресс, безжалостного отношения к человеку, а также критикой ходячих религиозных и идеологических предрассудков, всякого рода святынь. Именно поэтому к нему нередко приклеивают ярлык нигилиста. Любопытно, что свой нигилизм Чоран иногда связывал со своей бессонницей. Так, в интервью немецкому журналисту Михаэлю Якобу он сообщил:

“Тому, кто встает утром, проспав всю ночь, кажется, что жизнь как будто начинается заново. А для того, кто не сомкнул глаз, ничего не начинается. В восемь утра он ровно тот же, что в восемь вечера, и это неминуемо переиначивает весь взгляд на вещи. Думаю, именно по этой причине я никогда не верил в прогресс, никогда не дурачил себя подобными бреднями” (http://bookworm-quotes.blogspot.com/2018/09/cioran-from-interview-1986.html).

Тема бессонницы проявилась также в одном из афоризмов, который звучит так:

“За одну бессонную ночь узнаешь больше, чем за год сна” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

Существует еще один афоризм Чорана на эту тему: “Всем лучшим и всем худшим во мне я обязан бессоннице” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

Чоран вел очень простую, скромную жизнь, ревностно оберегая свою независимость. Несмотря на финансовые трудности, он согласился принять только одну литературную премию из четырех присужденных за его творчество. Он мало с кем общался и встречался лишь с узким кругом избранных друзей, однако к концу 1960-х годов Чоран обретает неожиданный успех у нонконформистской молодёжи Франции как пророк нигилизма. Книги Чорана переводятся на многие языки, а его книга “Признания и проклятия”, вышедшая в 1987 году, приобрела шумный успех и даже стала бестселлером. После этого Чоран практически ничего не писал. Умер он в 1995 году в Париже от последствий болезни Альцгеймера. Чоран был похоронен на кладбище Монпарнас. 

Отнести Чорна к какой-либо философской системе сложно. Вероятно, его можно назвать экзистенциалистом-скептиком. Сам себя он философом не считал, видимо потому, что полагал, что философия бессильна в деле познания человека и мира. Не считал он себя и писателем, хотя оставил большое количество книг, эссе и афоризмов. Пессимизм философии Чорана я хотел бы проиллюстрировать подборкой афоризмов из его книг “Горькие силлогизмы”. “Признания и проклятия” и “Молитва неверующего”:

“Оргазм — это припадок, отчаяние — тоже. Первый длится мгновение, второй — всю жизнь” (Чоран Э. Признания и проклятияhttp://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html)

 Невозможно вести диалог с физической болью” (Чоран Э. Признания и проклятия http://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Небытие для буддизма (а по правде сказать, и для всего Востока в целом) не содержит в себе того довольно мрачного значения, какое придаем ему мы. Оно совпадает с последним опытом света или, если угодно, с состоянием вечного сияющего отсутствия, лучистой пустоты. Это бытие, возобладавшее над всеми своими атрибутами, или скорее в высшей степени позитивное несуществование, которое излучает нематериальное, беспочвенное блаженство, не имеющее никакой опоры в каком бы то ни было из миров” (Чоран Э. Признания и проклятия//http://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Стоит один раз посетить больницу, и через пять минут человек становится буддистом, если раньше им не был, или же снова становится буддистом, если когда-то перестал им быть” (Чоран Э. Признания и проклятия//http://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Я настолько исполнен одиночества, что любая встреча для меня — Голгофа” (Чоран Э. Признания и проклятия//http://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Все эти дети, которых я не захотел иметь, — если бы только они знали, каким счастьем мне обязаны!” (Чоран Э. Признания и проклятия//http://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Открыв антологию религиозных текстов, я сразу напал на такое изречение Будды: “Ни один предмет не стоит того, чтобы его желать”. Я тотчас же закрыл книгу, ибо что еще читать после этого?” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://ru.wikiquote.org/wiki/Эмиль_Мишель_Чоран).

“Прошёлся по кладбищу Монпарнас. Все — молодые и старые — строили планы на будущее. Больше не строят. Как хороший ученик, вдохновленный их примером, вернувшись домой, я навсегда поклялся не строить никаких планов” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://ru.wikiquote.org/wiki/Эмиль_Мишель_Чоран).

“Я изо всех сил стараюсь представить себе вселенную без... меня. К счастью, существование смерти компенсирует недостаток моего воображения” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://ru.wikiquote.org/wiki/Эмиль_Мишель_Чоран)

“Кант дожил до глубокой старости и только тогда, заметив темные стороны бытия, объявил о “несостоятельности всякой рациональной теодицеи”. ... Другие, более удачливые, поняли это еще до того, как начали философствовать” (Чоран Э. Признания и проклятия//http://concepture.club/к post/mashina_uellsa/emil-choran-proklinajuschij-filosof).

“Кандинский утверждает, что желтый — это цвет жизни… Теперь понятно, почему этот цвет так неприятен для глаз” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Самый верный способ не потерять сразу свой рассудок — вспомнить, что все нереально и таковым останется…” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Умирая, человек становится хозяином вселенной” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Я надеялся еще при жизни увидеть исчезновение рода человеческого. Но боги оказались против меня” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Наше место где-то между бытием и небытием, меж двумя вымыслами” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Нет мысли более разрушительной и более успокаивающей, чем мысль о смерти. Наверное, именно благодаря этому двойному качеству она жуется и пережевывается до такой степени, что без нее уже не обойтись. Что за удача — найти в одном и том же мгновении яд и лекарство, открытие, которое вас убивает и оживляет, целительный яд!” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Прогресс в любых формах есть извращение в том же смысле, в каком бытие — это извращенное небытие” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Люди умирали всегда, и тем не менее смерть совершенно не утратила своей новизны. Вот где покоится тайна из тайн” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Существование является столь очевидным отклонением от нормы, что благодаря этому оно приобретает притягательность идеального уродства” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Только растение приближается к “мудрости”; животное на это не способно. Что же касается человека, природе следовало бы остановиться на растительном мире, вместо того чтобы позориться, стремясь к необычному” (Чоран Э. Признания и проклятия//https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Чудесно то, что каждый день приносит нам новый повод умереть” (Чоран Э. Признания и проклятия //https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Умереть значит доказать, что знаешь, в чем твоя выгода” (Чоран Э. Признания и проклятяи// https://royallib.com/book/choran_emil/priznaniya_i_proklyatiya.html).

“Жизнь — вещь совершенно невозможная, я это чувствую каждую минуту вот уже лет сорок” (Чоран Э. Горькие силлогизмы//https://vk.com/cioran).

“Быть или не быть... Ни то, ни другое” (Чоран Э. Горькие силлогизмы//https://vk.com/cioran).

“Не смерти я боюсь — я боюсь жизни. Это она, сколько себя помню, всегда казалась мне непостижимой и страшной. Полная моя неспособность в нее вписаться. Отсюда и страх перед людьми, как будто они — существа другой природы. Постоянное чувство, что между нами нет ничего общего (Чоран Э. Горькие силлогизмы//https://vk.com/cioran).

“У меня нет ненависти к жизни, нет желания смерти, все, чего я хотел бы, — это не рождаться на свет” (Чоран Э. Горькие силлогизмы//https://vk.com/cioran).

“Человек — бесприютное животное” (Чоран Э. Молитва неверующего// http://magazines.russ.ru/druzhba/2001/5/choran.html).

“Жизнь всегда казалась мне загадочной и никчемной, неисчерпаемой и нереальной: ничто, доводящее до столбняка” (Чоран Э. Молитва неверующего// http://magazines.russ.ru/druzhba/2001/5/choran.html).

“Все, что я думаю об окружающем, умещается в формуле одного из буддистов Тибета: “Мир существует, но он нереален”” (Чоран Э. Молитва неверующего// http://magazines.russ.ru/druzhba/2001/5/choran.html).

“Слава моим неудачам! Я обязан им всем, что знаю” (Чоран Э. Молитва неверующего/ http://magazines.russ.ru/druzhba/2001/5/choran.html/).

Ниже я хотел бы привести также другие афоризмы Эмиля Чорана, найденные мной в Сети. Их принадлежность к какой-либо конкретной книге философа я установить не смог:

“У меня в жилах течет не кровь, а мрак” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Каждую минуту я одержим одним — потерянным раем”

(http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Из страха стать кем-то я в конце концов стал ничем” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Всё бессмысленно, включая сознание этой бессмысленности” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“В этом мире все находится не на своем месте, начиная с самого мира” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Не будь у меня свободы покончить жизнь самоубийством, я бы уже давно застрелился” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Смерть — пряная приправа жизни. Лишь она придаёт вкус мгновениям, скрашивает пресность” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Верный способ не сойти с ума в иных обстоятельствах: вспомнить о нереальности всего окружающего и не расставаться с этим” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Поскольку жизнь нагромождает никчемные загадки и монополизирует бессмыслицу, она внушает больше ужаса, чем смерть: именно она и есть великое Неведомое” (http://aphorism-citation.ru/index/0-405).

“Родители, производители детей — это либо злоумышленники, либо сумасшедшие” (https://vk.com/anatalism?z=photo151440227_301382650%2Fwall-60449041_49).

“Новорожденные — вот кто достоин скорби! Уму непостижимо, как могут люди быть настолько безумными, чтобы хвалиться младенцами, выставлять напоказ этот сосуд грядущих несчастий, да еще и радоваться” (https://vk.com/anatalism?z=photo151440227_301382650%2Fwall-60449041_49).

“Все наши мысли — производные наших бед. Если мы что-то поняли, то исключительно благодаря недугам” (https://pikabu.ru/tag/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC).

“Малодушие — вот что не дало мне стать собой. У меня не хватило смелости ни жить, ни уйти из жизни. Вечно на полдороге между прозябанием и небытием” (https://pikabu.ru/tag/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC).

“Возможно, безумие — это застывшая печаль” (https://pikabu.ru/tag/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC).

“Печаль оправдана как логикой, так и опытом, веселье же не имеет под собой почвы, это чистая химера. В жизни нет ничего радостного, наоборот: с первого вздоха нас обступает скорбь. Мрачность — естественное состояние твари, что видно на примере всех животных. Только мыши, похоже, беспечно резвятся” (https://pikabu.ru/tag/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC).

“Мы живем в аду, и каждый прожитый миг— чудо” (https://pikabu.ru/tag/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC).

смотри статьи В. Мазаева и другие ссылки

Текст написан на основе следующих материалов, размещенных в Сети:

https://traditio.wiki/%D0%AD%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D1%8C_%D0%A7%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BD,
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BD,_%D0%AD%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D1%8C_%D0%9C%D0%B8%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C,
http://concepture.club/post/mashina_uellsa/emil-choran-proklinajuschij-filosof
http://facecollection.ru/people/emil-choran
http://fb.ru/article/359431/myislitel-esseist-emil-choran-biografiya-knigi-tsitatyi-i-otzyivyi
http://worldofaphorism.ru/kratkie-biografii/ehmil-choran
http://www.vavilon.ru/textonly/issue6/cioran.htm

Оpen Abilities Institute